четверг, 17 декабря 2015 г.

О том, как легко стать подозреваемым в терроризме

Подумалось мне как-то, что давненько я ничего не фотографировал. Взял фотоаппарат, отправился на прогулку. Через некоторое время ноги привели меня на железнодорожный вокзал, где меня ждали непредвиденные проблемы с законом.

Сфотографировал памятник-паровоз, привокзальную площадь, потом отправился на перрон. Сделал там всего четыре кадра, причем перед тем как сделать последний увидел что один из двориков, убиравших площадь, отделился от остальных и поспешно засеменил в здание вокзала. «Наверное закладывать меня пошел», пошутил я про себя. Подождал, пока его рыжая жилетка, портящая всю композицию, не пропадёт из виду, сделал снимок и отправился дальше. Когда я уже прошел всю привокзальную площадь, меня окликнули сзади двое полицейских и попросили пройти с ними в здание вокзала. Там проверили документы, попросили выложить всё из карманов, произвели личный досмотр, настояли на том чтобы я удалил все кадры сделанные на вокзале, а потом принялись проводить инструктаж.

И вот здесь начинается самое интересное. В процессе достаточно продолжительной беседы я узнал, что хоть вокзал и не режимный объект, но по словам полицейских фотографировать его крупным планом запрещено. К сожалению нормативные акты сотрудники полиции мне не назвали, но спорить по понятным причинам я не стал. Более того, запрещено фотографировать любые государственные учреждения и объекты, включая школы, детские сады, полицейские участки, здания администрации, а также железнодорожные поезда, платформы и тому подобное. Запрещены любые фотографии, по которым можно составить план объекта целью осуществления террористического акта.

Мне вот что интересно. Допустим гипотетический террорист Ахмед решил устроить террористический акт в Магнитогорске. Террор это запугивание населения, и Ахмед хочет напугать население Магнитогорска как можно сильнее, поэтому он стремится, чтобы было как можно больше жертв среди мирного населения. Первое, что ему нужно сделать, это выбрать цель для террористического акта. Это должно быть многолюдное место, такое как центральная городская ярмарка, или торговый центр «Гостиный двор», или любой другой торговый центр в час пик. Все перечисленные объекты если и охраняются, то только частными охранными предприятиями. Фотосъемка крупным планом в них не запрещена. Даже если вы найдёте план пожарной эвакуации и сфотографируйте его на смартфон, вам никто ничего не скажет.

Чтобы понять, что из себя сейчас представляет магнитогорскмй железнодорожный вокзал, нужно заметить, что в Магнитогорске останавливается только электричка Сибай-Уфа. Больше никаких поездов нет. Если вы зайдете в здание железнодорожного вокзала, то насчитаете десяток, а может быть и меньше посетителей.

Меня до сих мучает вопрос: почему ревностно охраняется немноголюдное госучреждение, но никак не охраняются места, которые посещают в один момент времени сотни людей? Полиция предназначена для охраны правопорядка. Может быть я неправильно понимаю термин «правопорядок»? Или вопреки определению слова «полиция», её функцией сейчас не является охрана правопорядка? Или я в корне неправильно понимаю того явления, которое сейчас принято называть терроризмом, и настоящий терроризм это совсем не то, в чём нас пытается убедить государственная пропаганда?

P.S. Кстати, фотографии железнодорожного вокзала Магнитогорска, включая железнодорожные пути, можно спокойно найти в поисковых системах.

Комментариев нет:

Отправить комментарий